Сказка о Хомяке и Сушеном гаммарусе

Тема в разделе "ЛИТЕРАТУРНЫЕ КОНКУРСЫ", создана пользователем Игнат, 9 апр 2011.

Статус темы:
Закрыта.
  1. Игнат

    Игнат New Member

    Сообщения:
    68
    СКАЗКА
    о хомяке и гаммарусе

    Жил хомяк со своей хомячихой
    У самого синего моря;
    Они жили в старом терре 2 раза по 50 да на 30
    Ровно тридцать лет и три года.
    Хомяк доставал в щеках зерна,
    Хомячиха жевала салфетки.
    Раз засунул хомяк нос в кормушку —
    И принес в щеках только лишь наполнитель,
    Он в другой раз нос сунул в кормушку -
    Вынес гранул полные щеки,
    В третий раз заглянул он в кормушку -
    И нашел там один лишь гаммарус.
    Не простой тот гаммарус - сушеный.
    Как взмолится сушеный гаммарус,
    Голосом молвит хомячьим:
    «Отпусти ты, старче, меня в море,
    Дорогой за себя дам откуп:
    Откуплюсь чем только пожелаешь».
    Удивился хомяк, испугался:
    Он хомячил тридцать лет и три года
    И не слыхивал, чтоб гаммарус вел речи.
    Отпустил он гаммарус на волю
    И сказал ласковое слово:
    «Бог с тобою, сушеный гаммарус!
    Твоего мне откупа не надо;
    Ступай себе в синее море,
    Гуляй там себе на просторе».
    Воротился хомяк к хомячихе,
    Рассказал ей великое чудо.
    «Я сегодня нашел было гаммарус,
    Не простой тот гаммарус - сушеный;
    По-нашему говорил тот гаммарус,
    Домой в море синее просился,
    Дорогою ценою откупалася:
    Откупался чем только пожелаю.
    Не посмел я взять с него выкуп;
    Так пустил его в синее море».
    Хомяка хомячиха зацокала:
    «Дурачина ты, простофиля!
    Не умел ты взять выкупа с гаммаруса!
    Хоть бы взял ты с него ты поилку,
    Наша-то совсем вся изгрызлась!»
    Вот пошел он к синему морю;
    Видит — море слегка разыгралось.
    Стал он кликать сушеный гаммарус,
    И приплыл тот гаммарус, спросил он:
    «Чего тебе надобно, старче?»
    И с поклоном хомяк отвечает:
    «Смилуйся, о сушеный гаммарус!
    Разбранила меня хомячиха,
    Не дает хомяку мне покою:
    Надобно ей новую поилку;
    Наша-то совсем поизгрызлась».
    Отвечает сушеный гамарус:
    «Не печалься, ступай себе с богом,
    Будет вам новая поилка».
    Воротился хомяк ко хомячихе,
    У нее уж новая поилка.
    Еще пуще хомячиха стрекочет:
    «Дурачина ты, простофиля!
    Выпросил, дурачина, поилку!
    В поилки много ль корысти?
    Воротись, дурачина, назад ты;
    Поклонись, выпроси новый домик!"
    Вот пошел он к синему морю,
    (Помутилося синее море.)
    Стал он кликать сушеный гаммарус,
    Приплыл к нему гаммарус, спросил он:
    «Чего тебе надобно, старче?»
    И с поклоном хомяк отвечает:
    «Смилуйся, о сушеный гаммарус!
    Еще пуще хомячиха стрекочет,
    Не дает хомяку мне покою:
    Домик просит сварливая самка».
    Отвечает сушеный гаммарус:
    «Не печалься, ступай себе с богом,
    Так и быть: вам домик уж будет».
    Пошел он ко старому дому,
    От него нет уж и следа;
    Перед ним изба со светелкой,
    С кирпичною, беленою трубою,
    С дубовыми, тесовыми вороты.
    Хомячиха грызет под окошком,
    На чем свет стоит громко стрекочет:
    «Дурачина ты, прямой простофиля!
    Выпросил, простофиля, домик!
    Воротись, поклонися гаммарусу:
    Не хочу быть хомой магазинной,
    Хочу быть хомкою с родословной!».
    Пошел хомяк к синему морю;
    (Неспокойно синее море.)
    Стал он кликать сушеный гаммарус.
    Приплыл к нему гаммарус, спросил он:
    «Чего тебе надобно, старче?»
    И с поклоном хомяк отвечает:
    «Смилуйся, государь мой гаммарус!
    Пуще прежнего хомка стрекочет ,
    Не дает хомяку мне покою:
    Уж не хочет быть она хомой магазинной,
    Хочет быть хомкою с родословной!»
    Отвечает сушеный гаммарус:
    «Не печалься, ступай себе с богом».
    Воротился хомяк ко хомячихе.
    Что ж он видит? Высокую клетку.
    В колесе стрекочет хомячиха
    В долгополой юбке пушистой,
    Да с косицами за ушами,
    Семечки огрузили щеки,
    Вдоль стены висят вкусные палки,
    У поилки камень грызучий.
    Перед нею усердные слуги,
    Она цапает их за пальцы.
    Говорит хомяк своей хомячихе:
    «Здравствуй, барыня сударыня дворянка!
    Чай, теперь твоя душенька довольна».
    На цокнула на него хомячиха,
    В колесо его бегать послала.
    Вот неделя, другая проходит,
    Еще пуще хомячиха вздурилась:
    К гаммарусу хомяка посылает.
    «Воротись, поклонися сушеному:
    Не хочу быть хомкою с родословной,
    А хочу быть в питомнике первой!"
    Испугался хомяк, взмолился:
    «Что ты, самка, солевого камня нализалась?
    Ни ступить, ни молвить не умеешь,
    Насмешишь ты целое царство».
    Осердилася пуще хомячиха,
    За бока закусала враз мужа.
    «Как ты смеешь, хомяк, спорить со мною,
    Да с моею хомячьей родословной? —
    Ступай к морю, говорят тебе честью,
    Не пойдешь, поведут поневоле».
    И хомяк отправился к морю,
    (Почернело синее море),
    Стал он кликать сушеный гаммарус.
    Приплыл к нему сушеный гаммарус, спросил он:
    «Чего тебе надобно, старче?»
    И с поклоном хомяк отвечает:
    «Смилуйся, о сушеный гаммарус!
    Опять моя хомячиха бунтует:
    Уж не хочет быть она с родословной,
    Хочет быть в питомнике первой.»
    Отвечает сушеный гаммарус:
    «Не печалься, ступай себе с богом!
    Добро! будет твоя хомячиха царицей!»
    Хомка к хомячихе воротился.
    Что ж? Пред ним трехэтажная клетка,
    Вкруг висят медали и розетки,
    На шкафу стоят кубки чредою.
    В клетке видит свою хомячиху,
    В колесе сидит она царицей,
    Служат ей слуги и служанки,
    Засыпают корма дорогие;
    Заедает она палочкой медовой;
    Как увидел хомяк — испугался!
    В ноги он хомячихе поклонился,
    Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
    Ну, теперь твоя душенька довольна».
    На него хомячиха не взглянула,
    Лишь с очей прогнать его велела.
    Подбежали заводчики кучей,
    Хомяка взашеи затолкали.
    А в дверях-то стража подбежала,
    Топорами чуть не изрубила.
    Вот неделя, другая проходит,
    Еще пуще хомячиха вздурилась:
    Царедворцев за мужем посылает,
    Отыскали хомяка, привели к ней.
    Говорит хомяку хомячиха:
    «Воротись, поклонись гаммарусу.
    Не хочу быть в питомнике первой,
    Хочу быть я Радуги царицей!
    Чтобы жить в небесных салфетках,
    Чтоб служила мне гаммарус сушеный,
    Был бы он у меня на посылках».
    Хомяк не осмелился перечить,
    Не дерзнул поперек слова молвить.
    Вот идет он к синему морю,
    Видит, на море черная буря:
    Так и вздулись сердитые волны,
    Так и ходят, так воем и воют.
    Стал он кликать сушеный гаммарус.
    И приплыл тот гаммарус, спросил он:
    «Чего тебе надобно, старче?»
    И с поклоном хомяк отвечает:
    «Смилуйся, о сушеный гаммарус!
    Что мне делать с проклятою самкой?
    Уж не хочет быть в питомнике первой
    Хочет быть она Радуги царицей,
    Чтобы жить ей в небесных салфетках,
    Чтобы ты сам ей прислуживал,
    Был бы ты у ней на посылках».
    Ничего не сказал гаммарус,
    Лишь хвостом по воде плеснул он
    И ушел во глубокое море.
    Долго у моря ждал он ответа,
    Не дождался, домой воротился —
    Глядь: опять перед ним старый домик;
    На пороге сидит его хомка,
    А пред нею старая поилка.
     
Статус темы:
Закрыта.

Поделиться этой страницей